Станислав Галиев: «Пока у меня контракт с Казанью, об НХЛ и думать не буду»

Нападающий «Ак Барса» Станислав Галиев в интервью KHL.ru – о том, что помешало ему закрепиться за океаном, как порой командам АХЛ приходится ездить на матчи, любимом слове Зинэтулы Билялетдинова и многом другом.

Станислав Галиев, прошлым летом вернувшийся из-за океана после семи лет пребывания в Северной Америке, в этом сезоне стал одним из лидеров «Ак Барса». Уехав в 16 лет, он в 2010 году был выбран «Вашингтоном» в третьем раунде драфта, но провел за «Кэпиталз» лишь 26 матчей. В конце концов, его окончательно сослали в АХЛ, и находиться в той лиге уже не было смысла. Галиев вернулся и не затерялся в России.

01_20171204_AKB_DMI_TKH 40.jpg

«В «Вашингтоне» не получалось, но я никого не хочу обвинять»

- Считается, что те, кто вернулся из НХЛ в расцвете карьеры, то проиграл. Неважно, какие причины, но, если ты в расцвете сил покидаешь лигу – это приговор.

- Отчасти, вы правы, конечно. Но, если я не играю в НХЛ, то жизнь ведь на этом не заканчивается. Глупо спорить с тем, что я не воспользовался своим шансом, не закрепился в основном составе «Вашингтона». Но за время, проведенное в Северной Америке, я многому научился. Это касается и жизненного опыта, и спортивного мастерства. Кроме того, я же не завершил карьеру, а играю в «Ак Барсе».

- Внимательно следил за вами в «Вашингтоне». И у меня было ощущение, что над вами если не издеваются, то не дают настоящего шанса.

- Не совсем согласен. Шансы были, а если я не смог заиграть, то это мои проблемы. Конечно, когда тебе дают немного игрового времени, ты выходишь в четвёртом звене, то возможностей меньше. Однако, они есть. Но в тот момент практически не было травмированных, а команда была приличной, и тренеру не было смысла что-то менять.

Мог остаться в США, но у меня заканчивался контракт. «Вашингтон» не предлагал ничего серьезного, а я уже перерос уровень американской хоккейной лиги. Решил вернуться домой.   

- Вам не обидно?

- Теперь неважно, что я думаю по этому поводу. Конечно, я рассчитывал на что-то большее. В АХЛ, где я выступал за «Херши», мне давали играть, и статистика была неплохой. В «Вашингтоне» не получалось. Но я никого не хочу обвинять.

- Хоть что-то вам говорили в «Вашингтоне»?

- Совсем ничего. Там ведь, как обычно. Мы всем довольны, работай, верим в тебя.

- О, знаменитые американские слова. Я как вижу, что кого-то из наших хвалят – быть проблеме. Как недавно случилось с Михаилом Сергачёвым. Тренер рассыпался в комплиментах и на два матча отправил Михаила в запас.

- Так и есть. Я к этому нормально относился, но понимал, что к каким-то фразам не надо относиться буквально. Ко мне вопросов не было, но я играл мало, меня выставили на драфт отказов, и последний сезон я провел исключительно в АХЛ.

01_20180307_AMR_AKB_KUL 5.jpg

«Уверен, что Тротц знает русский, но делает вид, что нет»

- Почему не обменяли?

- Какие-то варианты были, конечно, но ничем не закончились.

- По чьей вине?

- Теперь этого и не скажешь. Может быть, клуб не устраивала компенсация. Может быть, команды, которые были заинтересованы во мне, передумали. Я знаю точно, что какой-то вариант был. Но потом мне сказали в «Кэпиталз», что ни одна из команд не выразила заинтересованности в моем приобретении.

- Вы могли остаться в Америке?

- Мог. Но у меня заканчивался контракт. Тот же «Вашингтон» не предлагал ничего серьезного, а я уже перерос уровень американской хоккейной лиги. Решил вернуться домой.   

- Говорят, что АХЛ теперь не та, что прежде. Раньше там могли и убить хоккеиста, в переносном смысле. Теперь же всё иначе.

- Лига значительно помолодела. Скорости приличные, хоккей неплохой. Там стало много ребят, которые рвутся в НХЛ и сосредоточены на том, чтобы играть, а не драться. Но молодежи там хорошо, у них есть цель. Более возрастным ребятам непросто.

Длительные перелёты... Конечно, в США таких расстояний нет. Мы вот сейчас в Хабаровске. Летели с дозаправкой. Нет ни одного места в Северной Америке, куда надо лететь семь часов.

- Когда в Россию приезжают ребята из АХЛ, то они тут не теряются.

- Да-да, я не удивлен. Там много качественных хоккеистов.

- Вы уже встретили кого-то в КХЛ?

- Ага, Кейси Уэллмана. Вот, думаю, куда занесло. Но он молодец. С Райаном Стоа давно не виделся, а он в «Спартаке».

- Евгений Кузнецов как-то сказал, что Барри Троц знает русский, а делает вид, что не знает.

- Я уверен, что знает. Во-первых, у него сын учится в России. Во-вторых, он все время к нашей компании прислушивался, и было полное ощущение, что он понимает, о чём идёт речь. В-третьих, однажды я к нему пришел на беседу и увидел, что на доске у него написаны русские слова.

- Какие?

- Не помню уже, но это точно был не мат. Выписал какие-то выражения, заучивал, наверное.

02_20171117_CSK_AKB_KUZ 2.jpg

«Как-то провели сутки в автобусе»

- Говорят, что в «Вашингтоне» есть игроки, который с удовольствием изучали русские слова.

- В «Вашингтоне» были ребята, которые с удовольствием учили. А в «Херши», где я играл, наших не было, и никто не интересовался.

- Не хочется говорить о различиях в хоккее между лигами. Понятно, что они есть. Насколько вам тяжело было привыкать к судейству?

- Только первое время. На самом деле, это не тот вопрос, который требовал серьезной адаптации. Привыкать к новому стилю было чуть сложней, хотя и тут никаких проблем не возникло. Единственное, что действительно тяжело, так это длительные перелеты. Конечно, в США таких расстояний нет. Мы вот сейчас в Хабаровске. Летели с дозаправкой. Нет ни одного места в Северной Америке, куда надо лететь семь часов.

- В Херши, где вы жили последний год, по-прежнему пахнет шоколадом.

- Конечно. Там, кстати, находился еще один завод, который наоборот портил атмосферу, но его закрыли.

Глупо спорить с тем, что я не воспользовался своим шансом, не закрепился в основном составе «Вашингтона». Но за время, проведенное в Северной Америке, я многому научился. 

- В АХЛ по-прежнему ездят на автобусах?

- О, это правда. Но у нас неплохой транспорт был. Места, как в бизнес-классе. А у некоторых клубов этого нет.

- ПАЗики что ли?

- Ну нет, конечно. Обычные автобусы. Если ты едешь час-два, то разницы не ощущаешь. Но на большие расстояния – уже проблема. Там ведь расписание видели?

- Меня всегда удивляло, что есть два матча за два дня в разных городах, когда условно «Рочестер» едет в «Торонто», а на следующий день они меняются стадионами. Но между этими два клубами недалеко. А бывает, что расстояния ужасные.

- Мы как-то провели чуть ли не сутки в автобусе. Играли долго, потом непогода, самолеты не летали, поехали в другой город своим ходом. Это действительно непросто.

03_20170926_MMG_AKB_KUZ 4.jpg

«Пока у меня контракт с Казанью – ни о чём думать не буду»

- Вы когда-нибудь вернетесь в Америку?

- Я отвечу так, как и любой хоккеист – у меня контракт с Казанью. Пока он действует, я вообще ни о чём думать не буду. Посмотрим.

- О, так вы уже адаптировались. Любимое слово Зинэтулы Билялетдинова.

- Да-да. Так что время покажет.

- Нормально отнеслись к тому, что на базе казанского клуба отключили интернет.

- Я, кстати, еще не проверял, только слышал об этом. Самому интересно, поможет ли это команде.

- Меня что еще беспокоит. Вы поиграли в Северной Америке, неплохо выступаете в «Ак Барсе», а вас даже в сборную не приглашают.

- Так надо заслужить место в составе. Я играю, стараюсь. Но сейчас у меня все мысли о клубе. Заслужу своей игрой – позовут.

Досье


Станислав Сергеевич Галиев

Родился 17 января 1992 года в Москве

Карьера: 2008-2009 – «Индиана Айс», 2010-2012 – «Сент-Джон Си Догз», 2012-2017 – «Херши Беарз», 2015-2017 – «Вашингтон Кэпиталз», 2017-н.в. – «Ак Барс»