Андрей Нестрашил: «Конкуренция в КХЛ сломала все мои теории»

Нападающий «Нефтехимика» Андрей Нестрашил в интервью KHL.ru – о секретах своих партнёров, добром Андрее Назарове, работе с Майком Бэбкоком и о том, почему в КХЛ он получает кайф от хоккея.  

В 2008 году чех Андрей Нестрашил отправился в Канаду за своей заветной хоккейной мечтой. Спустя шесть лет борьбы за место под солнцем форвард, наконец, дебютировал в НХЛ: в 2014 году в составе «Детройт Ред Уингз» под руководством Майка Бэбкока. Затем – обмен в «Каролину», два успешных сезона, серьёзная травма, непростое возвращение... Итог – драфт отказов. И Нестрашил не стал ждать чудес, а решил пойти на кардинальные перемены в карьере, подписав контракт с «Нефтехимиком» по другую сторону океана.

07_20171015_DYN_NIK_KUZ 11.jpg

«Кайфую от сезона»

- Андрей, как вам в КХЛ? Уже привыкли к игре на больших коробках?

 - Думаю, да. Все ведь происходило постепенно, а не в экстремальных условиях. Приедь я в середине сезона, было бы гораздо сложнее. А так – начал летнюю подготовку с командой, сыграл восемь товарищеских матчей, это позволило спокойно влиться в процесс. Да, размер коробки другой, и сначала немного переживал по этому поводу. Но хватило пары летних встреч и турнира в Астане, чтобы понять: игра пойдёт.

Здесь у хоккеиста больше времени, чтобы подумать, больше пространства, чтобы создать момент, но с другой стороны – больше катания. Чтобы добраться до ворот, надо проделать более длинный путь, иногда лучше выждать момент для броска, это пока непривычно.

- Как вас изменили девять лет жизни в США?

- Куда бы ты ни отправился, мир открывает тебе совершенно другой взгляд на привычный образ жизни. И ты меняешься, даже не осознавая этого. Это была ещё одна причина выбрать КХЛ: я узнал уже практически всё о Северной Америке, хотелось чего-то нового. Хоккей – это хорошо, но он только часть жизни. Надо развиваться как личность, расширять свой кругозор, а этого невозможно достичь, сидя на одном месте. Хотя одно скажу точно: где бы я ни был, лучшее в мире пиво по-прежнему в Чехии. (Смеётся.)

- Что больше всего вас удивило в России?

- Я чешский парень, который поиграл во многих городах Северной Америки, а теперь много чего увидел в России. Меня сложно чем-то удивить, я с уважением отношусь к людям и традициям. Допустим, случай с бараном в Казахстане очень бурно обсуждался в интернете, но что тут такого? Есть такая традиция у народа. А американцы, например, слушают сурка в феврале, это же не значит, что они сумасшедшие?

Отмечу, правда, что манера вождения в России, мягко говоря, ну очень своеобразная. Иногда это выглядит безумно: к примеру, когда водители перестраиваются из линии в линию. А так, медведей с водкой в лапах я не встретил, если вы об этом. (Смеётся.) Тем более в Чехии и то, и другое тоже есть. Хотя у нас медведь будет скорее с пивом.

Порой Назаров кричит во время игры, но это всё эмоции, увлеченность матчем и неутолимое желание победить. В жизни он спокойный, добрый и с очень хорошим чувством юмора. Он всегда горой за своих парней.

- Как дела с русским и татарским языками?

- По-татарски могу сказать только «исэнмисэз», то есть «здравствуй». Для пяти месяцев игры здесь этого мало, конечно, так что постараюсь выучить что-нибудь еще. Русский у меня стал лучше, мой водитель в Нижнекамске говорит только по-русски. Но вы же знаете как это происходит, когда говоришь на незнакомом языке: там два слова на русском, два на чешском, еще и по-английски что-нибудь вставишь.

- Как себя чувствуете в «волчьей стае»?

- Все очень круто. Кайфую от всего сезона! У нас дружная команда, много молодых ребят, отличная атмосфера. К тому же, все становится гораздо проще, когда идет игра. Каждый чувствует себя счастливее, радостнее приносит хорошее настроение в раздевалку. Случались и сложности: когда в одно и то же время травмировались несколько хоккеистов. Но находились ребята, которые их заменяли, и это никак не сказывалось на результате. У нас в команде есть русские, татары, чехи, шведы, словак, американец и канадец, но мы одна семья, одна стая, и каждый готов вступиться за другого. Думаю, по нашим матчам это заметно.

- Таблица Восточной конференции очень плотная.

- Это точно, конкуренция на Востоке стала для меня большим открытием в КХЛ. Хотя это круто – всегда быть в состоянии борьбы. Каждый матч – как отдельная битва, в НХЛ и АХЛ такого точно нет. А ведь в Северной Америке за победу ты получаешь два очка, а здесь – три. Так что я думал, если выиграешь в КХЛ много-много матчей, то тебя не догнать. Но все мои теории сломались: я был в шоке, когда увидел, как близко здесь клубы идут друг к другу в таблице.

01_20171019_LKO_NIK_NEY 25.jpg

«Назаров даёт игрокам бешеную энергетику и мотивацию»

- «Нефтехимик» – одно из главных открытий сезона. Дайте оценку пройденному этапу чемпионата?

- Не совру, если скажу, что идем по сезону лучше, чем все ожидали от нас. Основная задача – попасть в плей-офф, а мы на протяжении всего чемпионата держались на Востоке в четвёрке, несколько раз даже могли стать лидерами. Но впереди борьба за кубок, где всё стирается, где неважно – седьмым ты был или первым. Теперь нужно доказывать в кубковых матчах, что мы способны и на большее.

- Андрей Назаров – какой он тренер? Что вы знали о нём до приезда в КХЛ?  

- Первый раз поговорил с Назаровым по телефону летом. Затем посмотрел его статистику: почти 600 матчей в НХЛ – это внушительный опыт. Слышал, на youtube есть видео, где он очень эмоционально защищал свою команду. Но знаете, мне такие тренеры нравятся. Они дают игрокам бешеную энергетику, заряд, мотивацию, поддержку, как хотите называйте это. Ты подпитываешься, это помогает, особенно когда матч тяжелый. Да, порой Андрей Викторович кричит во время игры, но это всё эмоции, увлеченность матчем и неутолимое желание победить. В жизни он спокойный, добрый и с очень хорошим чувством юмора. Он всегда горой за своих парней, и все рады, что он продолжит работать в «Нефтехимике» в следующем сезоне.

- Чего Назаров требует лично от вас?

- Все в команде давно знают свои роли, так что не нужно говорить хоккеисту индивидуально, что ему делать. Особенно если тебе доверяют место в первом или втором звене, а ты при этом еще и легионер. Тут все очевидно. Плюс, все установки и задания зависят от соперника, и еще от того, как складывается матч.

Кайфую от всего сезона! У нас в команде есть русские, татары, чехи, шведы, словак, американец и канадец, но мы одна семья, одна стая, и каждый готов вступиться за другого. Думаю, по нашим матчам это заметно.

- Ваша первая шайба в КХЛ получилась памятной?

- Я забил свой первый гол в КХЛ в очень нужный момент. Мы играли в Нижнекамске со «Спартаком», счет был 1:1, и в третьем периоде я забросил нашу вторую шайбу. Она в итоге оказалась победной. Поверьте это лучше, нежели забивать свой первый гол при счете 4:0 или в пустые ворота. Многое в том моменте сделал Эмиль Галимов, он дал мне хороший пас, оставалось только не промахнуться и добить. Конечно, сохранил эту шайбу, она  будет стоять у меня в специальной рамке дома в Чехии.

- Чаще всего вашими партнёрами по тройке были Александр Авцин, Эмиль Галимов и Дэн Секстон.

- С Ави мы сыграли 20 матчей, потом травмировался Робин Ганзл, меня перевели в первое звено и я начал играть с Дэном. Знаете, у нас собраны отличные хоккеисты, каждый может заменить другого. Когда играешь с Ави – знаешь, что у этого парня мощный бросок, поэтому нужно больше разыгрывать, пасовать ему. А вот Дэн – наоборот: любит повозиться с шайбой, обманывать защитников, здесь нужно чаще предлагать себя, быть открытым.

- Нет желания передать привет «Каролине», мол, «посмотрите, от кого вы отказались»?

- Может, не столь пафосно, но да, в том числе. Это один из поводов, которые подтолкнули меня на перемены. В Северной Америке я отыграл девять лет, все хоккейные агенты, тренеры, публика уже сформировали обо мне своё мнение, решили, что я достиг своего максимума. Так что у меня есть хорошая возможность показать себя в другой сильнейшей лиге мира, и доказать каждому, что я могу играть лучше, чем они обо мне думают.

Я хотел уйти туда, где меня видели бы в составе, чтобы получить свою роль в команде и играть её весь сезон. Я хочу быть там, где я нужен, где меня рассматривают как постоянное звено механизма, а не запасную часть. Где для меня есть много игрового времени, эмоций, доверия от тренерского штаба. Я получаю такой кайф от хоккея в КХЛ! Выхожу в равных составах, в большинстве, в меньшинстве, в любой игровой ситуации.  Когда ты играешь 20 минут за матч, хм… да это просто сказка!

06_20171015_DYN_NIK_KUZ 6.jpg

«В первом матче за «Детройт» не мог поверить, что это не сон»

- Расскажите о ключевых главах своей истории в НХЛ.

- Все юные хоккеисты мечтают об НХЛ, вот и я в 17 лет улетел из Праги в университетскую лигу Квебека. После хорошего сезона меня задрафтовал «Детройт». Подписал на два года контракт, по которому должен был играть в лиге Восточного побережья, это третья ступень в вертикали после НХЛ и АХЛ. Но знаете, никто не хочет там долго задерживаться, а я отыграл два сезона. После второго решил напрямую спросить у тренера, что я должен сделать, чтобы подняться на ступень выше.

Я играл в каждом матче, выкладывался полностью, даже потерял несколько килограммов из-за невероятной нагрузки... Тренер обратил на это внимание и дал мне шанс сыграть в АХЛ. Было Рождество, кто-то в «Детройте» получил травму, из фарма забрали двоих хоккеистов, и тогда меня определили в первую пятёрку «Гранд-Рапидс Гриффинс». В итоге я остался там до конца сезона.

Знаете, одна из сторон хоккея – оказаться в нужное время в нужном месте. Вокруг ведь очень много талантливых хоккеистов, которые трудятся так же много, ежедневно пашут, но не получают своего шанса. А мне повезло, я подписал двусторонний контракт с «Детройтом» в то время, когда в его составе было столько великих игроков, таких как Павел Дацюк. Я хорошо себя показал на предсезонных сборах, в товарищеских матчах, и начал сезон в НХЛ! Это было что-то за пределами моего сознания, долго не мог поверить и свыкнуться, что это наяву, а не сон из детства.

Но в составе команды НХЛ может быть только 23 игрока. И когда травмированный хоккеист основы с односторонним контрактом возвращается в строй, двусторонников возвращают в фарм или выставляют на драфт отказов. На тот момент я был единственным игроком с двусторонним контрактом, и потому стал «отказником». В итоге перешёл в  «Каролину». Это стало для меня вызовом. Команда давно не попадала в плей-офф, и в ней происходили перемены: сменили тренера, взяли курс на омоложение.

Я отлично провёл в «Харрикейнз» первый сезон, второй. Выступал в одной тройке с Джорданом Стаалом и Юакимом Нордстремом, мы быстро нашли общий язык, отлично взаимодействовали на льду. А потом я получил травму спины. Долго восстанавливался, затем вернулся на лёд, но сезон не задался. Хочется оставить тот год в прошлом, и доказать прежде всего себе, что я могу вернуться на прежний уровень и расти дальше. Хочу, чтобы люди, глядя на мою игру, поняли: травма – не конец и не крест на карьере, это очередная трудность, с которой я справился и после которой готов идти дальше.

Допустим, случай с бараном в Казахстане очень бурно обсуждался в интернете, но что тут такого? Есть такая традиция у народа. А американцы, например, слушают сурка в феврале, это же не значит, что они сумасшедшие?

- Ваша первая игра в НХЛ – как это было?

- Потрясающе. Хотя до последнего момента не знал, выйду ли на лёд. Думал, после тренировочного лагеря поеду в АХЛ, и по ходу сезона получу вызов. Но наступил день матча, и мне сказали: «Окей, сегодня ты сыграешь с «Бостоном». За день до этого я писал отцу, что сомневаюсь, сыграю ли, но он ничего не ответил, и это было странно. А позже его жена прислала мне смс: «Он летит в Детройт на матч, если ты попадёшь в заявку».

Представляете, в итоге отец видел, как я выхожу на лёд с такими хоккеистами как Хенрик Зеттерберг и Павел Дацюк! Да ещё и под руководством великого тренера Майка Бэбкока! И всё это на арене «Детройта», прямо как мне когда-то снилось. Естественно, я волновался, но опытные ребята, несмотря на их статус и достижения, поддерживали, говорили мне по ходу игры что-то вроде: «Успокойся, играй в свой хоккей, ты хороший хоккеист, у тебя всё получится». Это было непередаваемо!

- Не могу не спросить про время работы с Майком Бэбкоком…

- Пока он не добьётся от тебя в точности того, чего хочет, он не отстанет. Майк ни к кому не относился безразлично. Когда ты делаешь всё верно, он всегда  подойдёт, похлопает по спине и похвалит. Он мне очень помог перед вторым матчем. Я, помнится, стоял в холле и переживал, так как в дебютной игре пять раз упал на льду. А Майк подошёл, улыбнулся и сказал: «Я предупредил ледозаливщиков, на этот раз они зальют его ровнее». Это меня развеселило, и стало легче.

Бэбкок может выглядеть очень серьёзным, злым, и кажется, будто он только и делает, что кричит. Что ещё меня очень удивило при работе с ним в «Детройте»: когда мы были дома и тренировались, он никогда не возражал, чтобы хоккеисты приводили своих детей на тренировку, разрешал им бегать в раздевалке. Как-то я пришёл на занятие, увидел кучу детей вокруг, испугался, что Майк сейчас разозлится, так как у нас было командное собрание. Но он просто посмеялся, поиграл с некоторыми детьми, а потом сказал: «Детишки, сядьте, мне нужно кое-что сказать вашим папам».

- Вы успели стать чемпионом в АХЛ.

- О, да, это лига для крепких орешков. Очень много времени проводишь в автобусе, в пути между городами. К примеру, в пятницу играешь в пяти часах езды от твоего города, в субботу – дома, а в воскресенье – уже в третьем месте. А в чемпионском сезоне в АХЛ  я не внёс большого вклада в успех команды. В финале мы обыграли клуб, в котором выступал тогда Дэн Секстон. Но меня не было в заявке, так как  «Детройт» вылетел из плей-офф и нам на подмогу спустили Томаша Татара, Йоакима Андерссона, Густава Нюквиста. Перстень мне всё равно вручили, однако я не считаю его заслуженным.

71287ecafe8029bdaef82a645296dcdf.jpg

«Жизнь продолжается, это не последняя Олимпиада»

- Какой из матчей за сборную в этом сезоне вам запомнился больше остальных?

- Все, которые мы провели дома в Праге. Я никогда не играл за взрослую команду Чехии перед родными болельщиками. А тут арена на 20 000 мест, моя семья на трибуне, это непередаваемо.

- Но вы так и не получил вызова на Олимпиаду. Помешала январская травма?

- Не думаю, что это стало причиной. Просто тренер несет ответственность за результат и подбирает хоккеистов, подходящих под его видение игры. Мне очень жаль, что я не вошел в их число, расстроился, но повлиять на это никак не могу. Нужно идти дальше, жизнь продолжается и это не последняя Олимпиада.

- Матчи будете смотреть?

- У меня нет телевизора дома. Но обязательно посмотрю, если найду трансляцию в интернете, и если не будет тренировки. В сборной много моих друзей, буду за них болеть.

Я стоял в холле и переживал, так как в дебютной игре пять раз упал на льду. А Бэбкок подошёл, улыбнулся и сказал: «Я предупредил ледозаливщиков, на этот раз они зальют его ровнее». Это меня развеселило.

- Когда знаешь, что точно попадёшь в плей-офф, к играм на вылет готовиться проще?

- Конечно. Мы хотели обеспечить себе место в восьмёрке до паузы, чтобы домой съездить без лишних переживаний. Если бы не получилось, я бы каждый вечер думал об оставшихся матчах, а не наслаждался бы выходными. Вообще пауза очень помогла мне, в последних встречах в январе я не играл из-за небольших проблем со здоровьем. А теперь вернусь в Нижнекамск отдохнувшим, полным энергии и сил.

- Во время недавних выходных вы уехали не в жаркий Дубай, а в снежную Швейцарию.

- Я не особенно люблю отдых на пляже. Лежать весь день под солнцем и смотреть на море – не для меня, больше люблю горы, а не океан. В Швейцарии здорово, мы были там пять дней. Люблю красивую природу, там я отдыхаю душой, успокаиваюсь. А ещё люблю ходить по городам, где много исторических мест, музеев, галерей. Новый год встречал в Москве, это было сказочно, прочувствовал всю атмосферу. Но это мой вкус, и я могу понять большинство игроков: почти круглый год холод и лед на работе, плюс зима в России холодная, хочется тепла и солнца.

- Как должен закончиться этот сезон, чтобы вы назвали его успешным?

- Прежде всего, мы должны выигрывать. Чем больше побед, тем сезон успешнее. Во-вторых, мне бы хотелось стать более креативным при розыгрыше шайбы, научиться новым «фишкам», финтам. В-третьих, хочу улучшить своё катание, здесь площадки больше, это мне очень поможет. И наконец, чтобы я посчитал сезон успешным, мы вместе с «Нефтехимиком» должны удачно выступить в плей-офф! А если лично я при этом внесу большой вклад в успех команды, вот тогда и скажу, что сезон удался.

02_20170928_MMG_NIK_SHM 5.jpg

Досье


Андрей Нестрашил

Родился 22 февраля 1991 года в Праге

Карьера: «Славия» U18 (Прага) – 2004-2008, «Викториявилл Тайгерз» (Викториявилл, Канада) – 2008-2010, «Принс Эдвард Айлэнд Рокет» (Шарлоттаун, Канада) – 2010-11, «Гранд-Рапидс Гриффинс» (Гранд-Рапидс, США) – 2011-14, «Толидо Уоллай» (Толидо, США) – 2011-2013, «Детройт Ред Уингз» (Детройт) – 2014-15, «Каролина Харрикейнз» (Роли, США) – 2014-2017, «Шарлотт Чекерз» (Шарлотт, США) – 2016-17, «Нефтехимик» (Нижнекамск) – 2017-н.в.

Достижения: вошёл в тройку лучших игроков в составе сборной Чехии на чемпионате мира среди юниоров (2009), обладатель Кубка Колдера (2013)