«Такой поддержки нет больше нигде». География КХЛ: Санкт-Петербург


Александр Таран

Михаил Дудковский, один из лидеров фан-сектора:

- Чем занимается лидер фан-сектора? Решаю организационные вопросы, прорабатываю вопросы поддержки. А вот кричалки выбираю не я, это мы делаем коллегиально. Пишем, обсуждаем, дорабатываем, и если инициативную группу они устраивают, то внедряем. Так же и с перфомансами. Сложно сказать, какой из них больше всего запомнился... Самые первые врезались в память, конечно. В современных реалиях такие на стадион никто бы уже не пропустил. (Улыбается.) Они были вполне цензурные, но с определёнными подколками. В своё время даже файеры в закрытых помещениях жгли! А в этом сезоне – в Хельсинки, в матче на открытом воздухе. Всё было абсолютно безопасно и получилось очень красиво.


Александр Таран

Михаил Дудковский:

Вообще выездные матчи – это, конечно, невероятные эмоции. Дружим с фанатами ЦСКА, Минска, Ярославля. Какая может быть вражда? Это как игроки: на льду они могут драться, а вне льда – друзья. А в первый раз на хоккее я оказался в 1993 году, на матч СКА – ЦСКА в «Юбилейный», выиграли 4:0 тогда. Пришли на игру с друзьями-одноклассниками. Тогда многие увлекались НХЛ, собирали карточки, смотрели редкие матчи по телевизору, и вот следили за СКА. И затянуло... Нельзя вот так сходу сказать, за что люблю хоккей. За что любишь жену, детей? Это просто частичка тебя, ты просто ощутил, что это твоё.


Александр Таран

Иван Курбатов, болельщик СКА с первого сезона КХЛ, представитель фан-сектора:

- Болею за СКА с 2008 года. Случайно получилось: товарищи позвали, и решил – почему бы и нет. Было начало сезона, у друзей нашлось два лишних билетика, мы с женой пошли... И в итоге в том сезоне я пропустил только одну игру. Засосало и до сих пор не отпускает! Это любовь без причины – и слава богу. А то найдёшь причину – а она вдруг куда-то потеряется. Эмоций пережито много. Между прочим, тогда СКА был ещё больше суперклубом, чем сейчас. По ожиданиям, по крайней мере. И я, получилось, чемпионства ждал совсем не долго. Ну что это по болельщицким меркам – семь лет?


Александр Таран

Иван Курбатов:

Почему фан-сектор? Там гораздо лучше, гораздо интереснее, чем на трибунах. Там перед глазами флаг, в ушах барабан, не видно хоккея, не видно шайбу, можно вообще не переживать! (Смеётся.) Недавно вот смотрел матч по телевизору, и понял, что не моё: всё видишь, переживаешь, ну никаких нервов же не хватит! А у нас – весело: песни, эмоции. Их, кстати, не описать и не рассказать словами никогда. Они бывают совершенно разные. Бывает, середина первого периода, выигрываем 5:0, ты «заряжаешь» и думаешь: «И чего я сюда пришёл?» Голос? Нет, вы что, ну какой там «срываем голос» на фанатском секторе, да никогда, вообще ни разу. Жалко мы с вами не после третьего периода общаемся, сами бы услышали. (Смеётся.)


Александр Таран

Алина Мингалеева, один из активистов фан-сектора:

- В последнее время девушек среди фанатов стало больше. Может, мечтают выйти замуж за хоккеиста? Или за отпетого фаната? (Смеётся.) Я не из таких. Я сначала просто ходила на хоккей, а потом поняла, что мне мало сидеть на трибуне, что у меня внутри больше эмоций, которым нужен выход. И когда пришла на фан-сектор – эти люди стали моей второй семьёй. Мы столько вместе пережили! Ожидание чемпионства, отдельные поражения, выезды... Сначала я вместе со всеми «шизила», срывала голос. А потом всё немного изменилось: сейчас я фотографирую ребят и снимаю видео для фанатских роликов. Лучший ролик за последнее время – с декабрьского матча на открытом льду в Хельсинки. Это, конечно, не профессиональный уровень ТВ, но с душой, для души и для памяти.


Александр Таран

Алина Мингалеева:

В 2018 году будет 35 лет фанатскому движению в Петербурге, мы собираемся сделать книгу – собрать фотографии, историю. Потому что приходят новые ребята, и им интересно знать, кто был до них, как всё это развивалось, кого уважать. Особенно в 90-е, когда на выезды гоняли на перекладных: садишься в электричку, и в кармане шорт у тебя пять рублей, а приезжаешь – уже 10. (Смеётся.) Нереальные ведь истории! А я хоккеем болею с детства. Отцовское воспитание: папа – военный, и «армейское» у нас в семье в душе и в сердце. И когда в 2009 году я переехала в Петербург, даже жильё себе искала специально около «Ледового». Чем ближе к СКА – тем лучше.


Александр Таран

Андрей Назаров, болельщик со стажем, старожил фан-сектора:

- Первый раз на хоккей я попал в 1981, первый раз на СКА – в 1984, на фан-секторе с 1987. Фан-движение в Петербурге развивается с 1983, и я не отношу себя к тем, кто стоял у истоков. Пришёл в уже сформировавшуюся культуру, перенимал опыт и вместе с друзьями развивал. Да, чемпионства ждал долго... Но я пережил момент, когда мы были на грани вылета из высшего эшелона. И эмоции 2001 года, когда мы остались в главной лиге, сравнимы с эмоциями от первого чемпионства. Эйфория была колоссальная. И кстати, первое чемпионство – это 2017 год, а 2015-й – это только первый Кубок Гагарина. Я это разграничиваю и могу очень просто обосновать. Кубок Гагарина – это супер-престижно, это сейчас главный трофей страны, но ведь никто не знает, что будет через 20 лет. А национальное чемпионство – строчка на все времена.


Александр Таран

Андрей Назаров:

Да, мы знаем, что сейчас СКА не особенно любят везде, кроме Петербурга. Но зачем с этом бороться? Всё ведь определяется командой. Когда мы были нищими и всем проигрывали, нас все любили. Обожали просто, так жалели! А сейчас... Сильных не любят, и это нормально.

Как семья относится к тому, что я фанат? Воспринимает, как данность. (Улыбается.) А куда денешься? Это как цвет волос или глаз, всегда со мной. У меня ведь на данный момент 177 выездов за основу – не считая «молодёжки», не считая сборной. Самый первый был 5 ноября 1987 года в Сетунь, тогда ещё играли «Крылья Советов». А самый запомнившийся... Чемпионская Казань 2015-го. Если из не-хоккейных, то в Албанию за футбольную сборную в 2003 году и финал Кубка УЕФА в Лиссабоне, когда ЦСКА выиграл. ЦСКА – это родственный, братский клуб, за который я болею в футболе.


Александр Таран

Андрей Назаров:

Расскажу вам выездную байку! Знаменитая история, многие о ней помнят. Как однажды зимой у нас сломался автобус по дороге из Ярославля возле селения Лом. Мы просидели там несколько часов. Представьте: ночь, деревня, и по деревне идут 40 фанатов, что-то «заряжают»! Представьте ужас местных жителей? (Улыбается.) Потому мы там нашли какую-то единственную деревенскую кафешку, с печкой, съели и выпили абсолютно всё, что там было... 2003 год это был.


Александр Таран

Сергей Стреха, самый узнаваемый болельщик СКА:

- На трибунах меня заметить легко: весёлый, безбашенный, два метра роста, 160 килограммов веса, большая борода. Меня же так и называют «Борода». Могу поднять Коня! На плечах. Не просто пробовал, а поднимал неоднократно. А на СКА хожу с 1991 года. Я приехал из Беларуси, начал учиться, и примерно через год жизни здесь однокашники затащили меня на хоккей. А я до того в Беларуси жил в городе, где профессионального хоккея не было, где на улице в валенках играли. В первый раз попал на большой хоккей в «Юбилейный», и это сразу была любовь. Уже не оторвать. Это был матч с «Трактором».


Александр Таран

Сергей Стреха:

Какую часть моей жизни занимает хоккей сейчас? Скажем так: хоккей – это любовница, с которой мирится жена. Он стал для меня уже такой хорошей второй семьёй, с постоянными расходами на эту любовь. Канонизировать болельщиков Петербурга, конечно, не надо. Мы обычные, как и все в лиге. Может, чуть более интеллигентные? С другими болельщиками, конечно, дружим. Есть очень много знакомых, которые приезжают сюда поболеть за своих, а после игры (как бы они ни закончилась!) отдыхаем вместе. Если кто-то до этого не был в Петербурге, водим по городу, показываем достопримечательности.


Александр Таран

Сергей Стреха:

Мой первый осознанный выезд был в Минск, третий сезон КХЛ. Одному скучно было ехать, и я арендовал два автобуса на 110 человек. Организовал всем по приезду в Минск питание и экскурсию. Тогда болельщиков СКА в Минске было 330 человек, и это был один из самых крупных выездов в КХЛ. К этому дню не бывали пока только на Дальнем Востоке. В Китай вот съездили, но игра была перенесена из Пекина в Шанхай, и мы в итоге смотрели её по телевизору в Пекине, у Китайской стены. (Смеётся.)


Александр Таран

Сергей Стреха:

Мы любим СКА, эта любовь безгранична. Ведь игроки, тренеры, персонал, спонсоры – приходят и уходят, это временное. А имя клуба, звезда на эмблеме клуба – остаются навсегда, несмотря на результаты.


Александр Таран

Николай Малахов, талисман СКА Конь-Огонь:

- Как я стал Конём? Да эту историю все знают! Дома у себя, на кухне смотрел хоккей – и стал, вот так просто. Шёл плей-офф, СКА играл со «Спартаком», и матч мы смотрели вместе с моей знакомой, которая на тот момент работала в клубе. «Спартак», кстати, нас тогда вынес... И знакомая мне говорит: «Ты же у нас вроде на коньках кататься умеешь? Не хочешь стать талисманом?» Я: «Наверное, умею. Подумаю». Летом пригласили меня в какой-то фитнес-зал на награждение, и я простоял три с половиной часа в этом костюме. Летом. Как говорится, «если хочешь похудеть – спроси меня как». На этом мы разошлись. Приходит сентябрь, завтра первый матч, и сегодня мне звонят: «Ну что, ты завтра выходишь?» «Куда?» Слово за слово, кое-как договорились.


Александр Таран

Николай Малахов:

Очень хорошо помню свой первый выход. Такое не забывается, конечно же. Не то чтобы страшно было, боязни толпы-то у меня нет. Выкатываюсь на лёд, иду в круг вбрасывания, мне надо было встать на колено, вытянуть одну ногу и как будто сыграть на электрогитаре. И вот стою я на колене, и мысль в голове только одна: «Господи, Малахов, что ты здесь делаешь...» (Смеётся.)

Народу на трибунах тогда ещё было не так много, не 12 тысяч, как сейчас. При этом сам Конь у СКА уже был, уже несколько матчей отработал, просто не со мной внутри. Как принимали его – не знаю, но когда вышел я – никакого негатива не было. Что касается выездов, то здесь бывает по-разному. С небольшой опаской ездили в Москву, но получилось всё достаточно позитивно. Единственное, где пока не был, как талисман, это на матчах московского «Спартака». Пока не рискнул.


Александр Таран

Николай Малахов:

Естественно, я не только Конь, я болельщик. Это само собой разумеющееся. Сам всю жизнь в хоккей играл, не считая кое-какого перерыва, и болел, конечно. За что люблю СКА? Отвечу на этот вопрос просто: потому что. Другого клуба для меня нет. К слову, могу сказать, что у нас публика очень культурная. И такой поддержки, как у нас, нет нигде. Когда весь стадион гудит и поддерживает, все 12 тысяч, дружно... А как всем стадионом поют гимн без музыки! Стоишь на льду – и мурашки по всему телу. Конечно же, не скажу, что в других городах поддерживают хуже, просто по-своему.


ХК СКА / ska.ru

Марианна Игнатьева, мама активного болельщицкого семейства:

- Болеем всей семьёй с 2008 года, нас четверо. Пятая – свекровь, она болеет у телевизора. Домашние игры не пропускаем совсем, а когда можем себе позволить – отправляемся на выезды. На хоккей начали ходить с открытием КХЛ, моей младшей дочке Саше было три годика. С трёх лет все кричалки знает! Клуб признавал её лучшей болельщицей одного из матчей, и даже ролик о ней снимал! У Саши в этом ролике синее лицо с красной звездой на глазу. (Улыбается.) А главный болельщик у нас в семье – муж. Как это всё получилось – расскажу.


ХК СКА / ska.ru

Марианна Игнатьева:

Собрался у меня муж с другом сходить на хоккей. Что, мол, всё по телевизору да по телевизору, надо воочию увидеть. Вернулся – подпивший, охрипший! Я ему: «Ну нет, так дело не пойдёт». С этого всё и началось. Раньше я смотрела в основном международные турниры, а тут мы пошли на стадион, сразу всей семьёй. Билеты тогда стоили совсем недорого. Старшей точке на тот момент было лет 12, с ней подружка, и вот они вдвоём, две мелкие девчонки, махали шарфиками – повторяли за девушками из группы поддержки.


Александр Таран

Марианна Игнатьева:

На хоккее вживую меня очень привлекла атмосфера. Я же сумасшедший болельщик, не молчу никогда! И на трибунах ты получаешь невероятную эмоциональную разрядку. Иногда после хоккея садимся в машину, и у нас там просто молчание, особенно если проигрываем. Все эмоции остаются там, во дворце. Очень переживаем за команду! Мы ведь видели оба чемпионства: и в Казани на пятом матче финала были, и в Магнитогорске. И сумасшедшее счастье было в Казани. Просто захлёстывало. Помню, кричала маленькой дочке: «Саша, ты потом будешь внукам рассказывать, что здесь была и видела это своими глазами!» Сейчас вам рассказываю – и вся в мурашках.


Александр Таран

Марианна Игнатьева:

Выезд в Москву на финал конференции в этом году стал для нас 30-м. Сначала ездили самостоятельно, позднее стали участвовать в выездах, организованных клубом. Первую поездку помню отлично: в Мытищи. Кроме упомянутых финалов и столицы бывали в Череповце, Ярославле, Нижнем Новгороде, Хельсинки. И могу сказать, что в Санкт-Петербурге болельщик очень лояльно относится к приехавшей команде. Негатива к сопернику у нас нет никогда. Мы болеем не против кого-то, а за своих. А ещё у нас великолепное общение с болельщиками других клубов.


Александр Таран

Марианна Игнатьева:

У каждого в семье, конечно, свой любимый игрок. У меня сейчас персонального любимца нет, но раньше в каждом сезоне появлялся кто-то, кого отдельно отмечала: трудяга Ваня Непряев, боец Максим Рыбин, солнечный Артемий Панарин... Младшая дочь у меня болеет Ильёй Ковальчуком. В позапрошлом году получилось так здорово! У Саши в день игры был день рождения, мы купили с мужем подарок, и я попросила у представителя Сектора СКА, чтобы прямо на игре этот подарок Саше вручил Конь-огонь. А в итоге и Конь прибежал, и диктор на весь стадион объявил, и клуб собрал для нас свой подарок – пакет с сувениркой... Потом прибежал за ней оператор местного телеканала, отвёл её на экскурсию в ПТС. А в конце матча её забрали и вывели на лёд! Сашу по голове потрепал Ковальчук, вручил ей свою клюшку с подписью, и домой она пришла после всего этого в такой радости, что просто словами не описать.


Александр Таран

Виктор Прусаков, болельщик со стажем:

- Хоккеем я заинтересовался лет с восьми, дед привёл в своё время. А самостоятельно на матчи стал ходить лет с 10-12, это приблизительно 1978 год. Посещал, конечно, тогда не все игры, но болел осознанно, за таблицей следил. К фанатам себя не отношу, все эти годы я – простой болельщик, который ходил на стадион и переживал за свою команду.


Александр Таран

Виктор Прусаков:

Атмосфера в те времена... Не было тогда людей, ходивших на хоккей, потому что это модно, только те, кто действительно интересовался. Трибуны редко заполнялись целиком, а хоккеисты в составе играли свои. Они выбивались в суперзвёзды и уезжали в ЦСКА. Персонально ни за кого не переживал, болел за команду. Родился и живу в Петербурге, здесь была одна команда, а цвета в жизни болельщика могут быть только одни.


Александр Таран

Виктор Прусаков:

Самый запомнившийся сезон – конечно, 1979 год, бронза союзного чемпионата. Вспоминается радость. Как трибуны взорвались, когда стало понятно, что это медаль... А сейчас домашние матчи СКА практически не пропускаю. За последние 10 лет, может, матчах на пяти не был. Сейчас игра, всё что её окружает – это срежиссированное шоу. Чувства немного не те. Не всем до конца интересен сам хоккей. Хотя он – штука заразная, и есть те, кто приходит из-за моды, на раз, а потом остаётся навсегда.


Александр Таран

Виктор Прусаков:

Вообще наши болельщики отличаются адекватностью. Мы понимаем, что СКА по всей стране не очень любят. Но к нам приезжают люди с разных годов – и мы всех встречаем радушно, ни к кому нет агрессии. Зачем же выливать отрицательные эмоции на людей, которые приехали в наш город свою команду поддержать?


Александр Таран

Виктор Прусаков:

Я коллекционирую шайбы. Точной статистикой заниматься некогда, но их порядка 2000 сейчас. Были и подарки от друзей-знакомых, что-то покупается по объявлениям, что-то обменивается, в том числе из-за границы. Самые ценные – те, что посвящены СКА, много старых, из восьмидесятых годов. Есть шайбы с автографами, все брал только лично. Самый памятный, самый ценный – автограф Виктора Шувалова, олимпийского чемпиона 1956 года.


Александр Таран

Роман Буренков, представитель «Сектора СКА»:

- Вся семья за СКА болеть начала не так давно, я начал раньше. Лет девять назад первый раз пришёл на стадион. Что сподвигло? Пригласили посмотреть хоккей. «Почему бы и нет?» – выразился я. Сходил, посмотрел. Потом начал покупать билеты. Потом – абонемент на обычный сектор. А потом присоединился к активной группе болельщиков – к «Сектору СКА».


Александр Таран

Роман Буренков:

Семья смотрит хоккей более спокойно, чем я. Разве что старшая дочь любит попрыгать вместе с папой. А жена заинтересовалась, когда стали вместе на стадион ходить. Маленьких не всегда берём, но когда берём – им есть чем заняться, в фойе «Ледового» всегда очень много самых разных развлечений именно для ребятишек.


Александр Таран

Роман Буренков:

У нас получается интересно: жена с детьми сидят на стадионе отдельно, более спокойно смотрят хоккей. А в перерыве мы с ними соединяемся. Особенно они у меня любят с маскотами обниматься, а дочка – с девочками из группы поддержки потанцевать. (Смеётся.)


Александр Таран

Владимир Дерягин, представитель «Сектора СКА»:

- Совсем официально мы стали болельщиками СКА с 2013 года. До этого я смотрел матчи по телевизору, пока в один прекрасный день 2011-го жена мне не сделала замечание: «Хватит орать здесь, возьми ребёнка и езжайте во дворец!» И получилось так, что первый раз мы с дочкой попали в «Ледовый» на первый матч плей-офф, СКА тогда играл с «Атлантом». Мне хоккей вживую очень понравился, да и Настя, дочка, загорелась, стали ходить регулярно. А в 2013-м мы выяснили, что есть такое сообщество «Сектор СКА», который работает с командой вплотную. Мы туда вступили, и теперь официальные болельщики клуба.


Александр Таран

Владимир Дерягин:

В прошлом году Настя за сезон собрала на программку к Матчу Открытия автографы всей команды, каждого игрока. Мы же ходим к ним после матчей поздравлять с днём рождения, с хет-триком, вратарей – с «сухарями». И в итоге на развороте на каждую фотографию нашего хоккеиста дочка собрала их подписи. А в конце сезона у одного парня из нашего сектора умерла мама... И Настя, узнав об этом, подарила свою программку с автографами ему, чтобы хоть как-то, немного мальчишку утешить.


Александр Таран

Владимир Дерягин:

А знаете, как у нас хоккеисты тепло к болельщикам относятся? Сейчас расскажу! Когда Илья Ковальчук стал лучшим снайпером КХЛ, мы ходили его с этим поздравлять. Вручили ему красивый сувенир, специально заказывали – такая винтовка и надпись «Лучшему снайперу». Он принял подарок, сфотографировался с нами, пообщался, и я уверен был, что – ну, сувенир и сувенир, поставит где-нибудь и забудет. Но! Совершенно случайно, спустя месяц я увидел по телевизору интервью мамы Ковальчука. И мама показала в камеру вот этот наш сувенир! С гордостью: «Вот так болельщики Петербурга любят Илью». Было невероятно приятно!